«Русская Правда»

В первобытные времена люди руководились во всех своих действиях только природными дикими побуждениями. Законов у них не было. Убьет кто-нибудь человека, — близкие родичи убитого из чувства мести стараются убить убийцу. Побьют кого, — побитый чувствует злобу и желание выместить свою обиду на обидчика. Украдут ли у кого вещь какую-нибудь, — потерпевший от кражи будет стараться отыскать вора, отобрать у него свою вещь и вдобавок причинить как можно больше зла ему, чтобы отвадить его от воровства. Так и в других случаях в первобытное время люди творили суд и расправу, следуя только своим побуждениям. С течением времени все это входило в привычку. Видели люди, как творили отцы и деды в разных случаях, и сами поступают точно так же, руководясь уже не только своим чувством и соображением, но и примером предков. Таким образом, известные действия при суде и расправе входят в привычку целого племени, становятся «обычаем».

В течение веков родовые старшины свято хранят старые обычаи, и многие поколения довольствуются ими. Но со временем судебных обычаев накопляется слишком много, а если племя сталкивается с другими народами, то от них заходят и новые обычаи, иной раз непохожие на прежние, происходит путаница; тогда является надобность привести их в порядок, записать точно и ясно, чтобы можно было судьям руководствоваться ими. Записанные обычаи, которые делаются обязательными правилами для всех и поддерживаются правительством, становятся законами.

Русская Правда

«Русская Правда» представляет у нас первое собрание обычаев, княжеских законов и приговоров. Здесь говорится о мести за убийство, о наказании за побои и оскорбления, за кражу: 1) За смерть мужа мстит брат или сын, или отец, или двоюродные братья, или племянники. Если не будет мстителя, убийца должен уплатить 40 гривен. 2) За удар палкой, жердью, мечом виновный платит 12 гривен; за отсечение руки 40 гривен; за вырывание уса или бороды 12 гривен; за обнажение меча 1 гривну. 3) За увод челядинца и коня 3 гривны и пр.

За убийство дружинника или княжьего тиуна (княжий слуга) положена пеня, «вира» двойная, т.е. 80 гривен. Вира шла князю. Если же виновный не мог уплатить, то он лишался всего имущества, и дом его предавался разграблению. Если преступник скрывался, то виру платила вервь (округа), где было совершено убийство.

Воровство считалось также тяжким преступлением. Хозяин имел право даже убить «как пса» пойманного вора в том случае, если он сопротивлялся и не позволял себя связать.

Итак, мы видим, что родичам убитого предоставлялось самим отыскивать убийцу и чинить над ним суд и расправу, а хозяин мог распорядиться, как хотел, с вором.

Сверх наказаний за преступления в «Русской Правде» находим постановления о наследстве. Все сыновья, по закону, получали поровну; сестра при братьях не получала ничего, но они обязаны были выдать ее замуж; жена умершего, если оставалась жить с детьми, имела право на часть наследства. Так поступали, если не было завещания, но умирающий мог иначе распорядиться своим достоянием наследникам.

Любопытно постановление о холопах (челядинцах, рабах). Не только пленные обращались в рабов или «обельных» (полных) холопов, но становились ими также и свободные люди, если женились на рабынях, не заключив предварительно условия с их господином, также, если поступали в слуги или тиуны к другому лицу без всякого договора; обращались в холопов и несостоятельные должники. Господин имел полную власть не только продать своего раба, но даже и убить его.

Суд творил сам князь, а там, где князя не было, — наместник. Местом разбирательства был княжий двор или же князь чинил суд во время объезда своего княжества.

rss facebook twitter
Все права защищены | Любое использование материалов сайта возможно только при указании активной ссылки на сайт moscowia.net