Путь из варяг в греки

Путь из варяг в греки: карта

Византийский император Константин Багрянородный рисует нам живую картину хождения Руси в Царьград и тех препятствий, которые приходилось преодолевать на пути. “Тяжел и суров образ жизни руссов, — говорит он; с ноября месяца князья со своей дружиной выходят из Киева и полюдьем обходят всех своих данников славян в продолжение целой зимы, но с наступлением апреля, когда вскроются реки, они приготовляются к новому пути в Византию. К тому времени из лесных стран собираются в Киев лодки-однодеревки (душегубки), изготовленные местными жителями, и скупаются русью. В Витичев собираются, как в общий центр, отдельные ладьи и дальнейший путь совершают уже вместе, одним караваном. Такое общее плавание было необходимостью, потому что для того, чтобы пробраться на берега Босфора, надо было прежде пробиться силой сквозь враждебную степь.

Казалось, сама природа положила тяжкую преграду стремлению Руси на юг: выход из великого водного пути был загражден известными Днепровскими порогами с их камнями и скалами. Первый порог, встречавшийся руссам, по словам того же писателя, носил характерное для всего дальнейшего плавания название «Неспи»: вода поднимается до вершины торчащих из воды, наподобие островов, скал и оттуда с пеной и плеском, со страшным шумом ниспадает вниз: руссы принуждены выгрузить свои суда, раздеваются и с великой осторожностью, ощупывая ногами почву и упираясь длинными шестами, проводят суда мимо камней. За первым порогом следует второй и третий, проходимые с таким же трудом, но всего опаснее был четвертый порог «Неясыть» (теперь Ненасытец), что тянулся на протяжении версты, имел более двух сажен падения и 12 уступов (при строительстве ДнепроГЭСа этот порог был затоплен). Здесь русский караван поджидают дикие печенеги с целью разграбить его. Не доходя порога, все руссы высаживаются на берег и готовятся к бою; лодки вытаскиваются на берег, и волоком на бечеве или на собственных плечах тянут их невольники на расстоянии 6000 шагов, а груз распределяется между людьми. За Неясытем предстоит пройти почти таким же образом через 3 порога. Но с последним порогом («Напражье») опасность еще не прекращается, так как предстоит пройти через самое узкое место реки, здесь опять поджидают печенеги и стрелами своими осыпают проходящий караван. Оттуда, наконец, руссы прибывают к острову св. Георгия и здесь уже отдыхают два-три дня от потерпенных трудов и под тенью великого дуба приносят благодарственные жертвы своим богам. Затем плавание продолжается по Днепру до острова св. Елевферия (теперешняя Березань), где наступает новый отдых, после которого суда уже морем, вдоль берега, идут до реки Селины (Сулинское устье Дуная); только здесь, наконец, прекращаются опасности пути, и руссы перестают бояться не перестававших их преследовать печенегов”.

В IX веке походы Руси в Царьград носят еще случайный характер набегов, но мало-помалу устанавливаются более правильные сношения, переходящие постепенно в более мирные торговые связи.

Какие же товары служили предметом такого оживленного обмена? Русский князь Святослав своими собственными словами укажет нам на то, что сходилось на Балканском полуострове: «ту вся благая сходятся, — говорит он про Переяславец на Дунае, — от Грек злато, паволоки (шелковые ткани), вина, овощеве разноличныя, серебро и комони, из Руси же скора (мех) и воск, мед и челядь» (рабы). Варяго-русс собирал дань с подчиненных ему славянских племен, и дань эта, конечно, уплачивалась натурой, единственным богатством лесной страны — мехами, шкурами животных (скора) или медом и воском, так как славяне с особой любовью, по свидетельству арабских писателей, занимались пчеловодством, или, наконец, кожами домашнего скота. Такой грубый, необделанный товар скапливался у сельского жителя в изобилии, нужно было сбывать излишек; но такие именно произведения составляют потребность многолюдного города — так устанавливается ввоз товаров из села в город, так же установился и ввоз из Руси в Царьград. К вышеназванным статьям привоза присоединился еще товар, в наше время, в Европе по крайней мере, немыслимый, но в прежние времена в высшей степени распространенный и удобный для сбыта: рабы (челядь). Вспомним, что варяги-русь того времени представляются нам разбойниками-удальцами, ради грабежа-поживы предпринимавшими постоянные набеги на окрестные страны: при таких условиях, когда военнопленный делался рабом, в живом человечьем товаре, преимущественно славянском, у них не могло быть недостатка, а в богатой столице света он находил легкий сбыт.

rss facebook twitter
Все права защищены | Любое использование материалов сайта возможно только при указании активной ссылки на сайт moscowia.net