Переселение славян с Карпат

Лет за 300 до Р.Х. новое племя сарматов, пришедшее из азиатских степей, частью заставило скифов уйти дальше на запад на Дунай, частью покорило их. После Р.Х. через южнорусские степи проходят вновь различные племена, тесня и сменяя друг друга. Двинулись в путь и наши предки славяне.

Спустившись с Карпатских гор, находящихся в теперешней Австрии, где они до этого времени жили, славяне двинулись на восток. Дойдя до пределов теперешней России, они осели в западной части открывшейся перед ними равнины.

Спускаясь с карпатских предгорий, переселенцы почти повсюду встречали одно и то же: большую реку или речку с широким лугом, поросшим по местам тростником, пригорок и лес, — бесконечный лес, стоявший непроходимой стеной. Великаны-деревья, спутавшие свои ветки, низкорослый кустарник, сухой валежник и гниющий в лесной глуши бурелом на каждом шагу преграждали путь. Не было свободного прохода и там, где в сырых низовьях лесные заросли прерывались то кочкарником, поросшим мохом и чахлыми мелкими деревьями, то обширными и глубокими болотами, иногда открытыми, иногда коварно настланными яркою зеленой пеленой, под которой скрывались страшные засасывающие омуты, несшие неминуемую гибель всякому, неосторожно ступившему сюда человеку. Без рек и речек, перерезавших местность в различных направлениях, не было бы доступа в эту лесную глушь. Впрочем, и по речкам далеко не всегда был открыт путь. В иных местах, где размытые весенним разливом берега вместе с деревьями, растущими на них, осыпались и рушились в воду, во всю ширину речки образовывались высокие завалы, засаривавшие русло до самого дна. Только прорубив такую преграду, переселенцы могли двигаться дальше.

Переселение славян с Карпат

По водным путям и шли славянские переселенцы в VII и VIII веках, передвигаясь отдельными семьями и целыми родами постепенно вперед. С каждым годом все глубже и глубже по рекам и речкам входили они в лесную страну, и все чаще и чаще вековую тишину лесной глуши будил говор людей и стук топоров. Леса, богатые зверем и растительной пищей, воды, обильные рыбой, обеспечивали переселенцам повсюду на пути возможность добывания средств к существованию.

Если была нужда в хлебе, то при желании можно было расчистить место и сделать посев. Дождавшись жатвы или перезимовав в наскоро сколоченных хижинах, переселенцы продолжали движение дальше и селились там, где находили удобные незанятые места.

Свободной земли в новой стране было много. Облюбовав пространство, какое нужно, выделяли выгон, лес и другие угодья, которыми пользовались все сообща, и затем каждая семья занимала себе участок, который поступал в ее исключительное пользование. Чтобы обеспечить границу своего участка, каждая семья ставила на деревьях в виде зарубок «знамя» — значки. Не теснясь, селились семьи вразброд и расходились далеко по лесистой равнине. На своем участке и жила семья, пока зверя и рыбы было довольно в окрестностях, пока пашни не истощались и для скота не требовалось новых лугов. Выбрав среди своего участка сухое место, обыкновенно у речки на высоком ее берегу, в укромном лесном уголке, семья переселенца принималась за устройство жилья. На расчищенной площадке ставила она себе жилище, пользуясь для его устройства тем, что было под рукой. Из сваленных деревьев мужчины клали сруб, женщины из нарубленного хвороста делали плетень и обмазывали его глиной, тем и другим помогали дети-подростки. Бревна или колья, дерн и срезанный у реки тростник шли на покрытие. Деревянные гвозди, хворост и лыко служили для скрепы. Из собранных по соседству камней складывали внутри хижины очаг или печь для приготовления пищи. Скудный свет пропускали небольшие окна, которые задвигались в случае нужды досками. Вход закрывала тяжелая дверь. В окна и двери выходил дым из очага, так как трубы не было. Здесь же около жилья были разбросаны хозяйственные постройки для скота и различных запасов. Для хранения хлеба служили вырытые в земле ямы. Все постройки были очень просты и грубы. Жить в них можно было только тем, кто был невзыскателен, терпеливо переносил неудобства и лишения всякого рода. Но такое жилище, столь непривлекательное для нас, удовлетворяло переселенцев, так как оно вполне отвечало потребностям их: в нем можно было переспать ночь, укрыться от непогоды и согреться у пылающего очага. Но, кроме защиты от стихий, хижина служила и для охраны от диких зверей и возможного нападения врага. Поэтому на случай опасности в хижинах делалось много выходов, а жилища обносились насыпью из земли — валом и частоколом. Если враг был сильным и многочисленным и защищаться от него в таком городище было нельзя, то одни мужчины спешили вместе с женщинами, детьми и стариками укрыться в глубине леса; другие, спешно зарыв наиболее ценное в землю, бросались к реке, чтобы скрыться там под водой. Держа во рту пустой внутри тростник, они дышали через него и в течение нескольких часов выжидали ухода врага, оставив поселок на разграбление.

Страницы: 1 2

rss facebook twitter
Все права защищены | Любое использование материалов сайта возможно только при указании активной ссылки на сайт moscowia.net