Князья Древней Руси

Появление русиВ 1054 году умер великий князь Ярослав. Перед смертью, рассказывает летопись, князь собрал всех своих детей и сказал им:

- Вот я отхожу от этого света, дети мои! Любите друг друга, потому что вы братья родные, от одного отца и от одной матери. Живите мирно, слушаясь друг друга: свой стол Киев — поручаю вместо себя старшему сыну своему и брату вашему Изяславу; слушайтесь его, как меня слушались: пусть он будет вам вместо меня.

Старшему сыну Изяславу Ярослав дал, кроме Киева, еще Новгород и земли, тянувшиеся к Киеву и Новгороду. Остальным детям Ярослав тоже каждому дал по городу с землею. Все эти розданные Ярославом города с землями составляли целые области или волости, как тогда говорили. И каждая область называлась по своему главному стольному городу. Так были области: Киевская, Черниговская, Смоленская, Волынская, Галицкая.

Розданные Ярославом земли были неодинаковы: одни были меньше и беднее, другие больше и богаче, доходней. Назначая каждому из сыновей город с землей, Ярослав соблюдал старшинство. Старшим из них был Изяслав, и потому отец дал ему богатейшую Киевскую область со столицей тогдашней Руси Кие вом. Остальные сыновья Ярослава получили от отца города и земли, уже хуже Киевской, по порядку старшинства.

Киев был сердцем Руси — отсюда управлялась Русь, и сюда стекались все богатства страны. Доходность и выгодность положения Киева дали особое положение и владельцу его стола — князю киевскому. Будучи самым богатым, он стал и самым влиятельным, первым из русских князей и получил название великого. Сначала великий означало то же, что старший, ибо киевский князь обыкновенно бывал старшим из всех князей. Потом название «великий князь» стало значить больше, чем старший. Великий князь получал все больше и больше почета, власти и владений.

По смерти Ярослава звание «великого князя» получил Изяслав, как старший.

Раздав своим детям города с волостями, Ярослав не дал им права собственности на земли. Он раздал их только во временное владение. Русская земля была собственностью всего княжеского рода, потомства великого князя Ярослава. И потому князья, дети Ярослава, должны были владеть и управлять русской землей сообща, сидя каждый в стольном (где находился княжеский стол, т.е. престол, трон, как говорят теперь) городе своей области. Старший из них — великий князь — сидел в Киеве, остальные, по старшинству, — в других городах.

Старший князь, как старший во всем княжеском роде, заступал прочим князьям место отца. Так, например, Изяслав по смерти Ярослава заменил своим братьям и племянникам покойного отца. Старший князь обязан был заботиться о пользах и нуждах всего княжеского рода и земли русской — думать и гадать о русской земле, как тогда говорили, о своей чести и чести своих родичей. Ему же, старшему князю, принадлежал суд над младшими князьями. Младшие же князья, в свою очередь, должны были во всем слушаться старшего князя, являться по первому его зову, выступать вместе с ним в поход и уважать его. Но младшие обязывались повиноваться старшему лишь тогда, когда он поступал справедливо. Когда же старший нарушал права младшего, насильничал, то младшие могли отказать ему в послушании. Обыкновенно старший князь совещался о делах с младшими. Для этого князья съезжались в какой-нибудь город и здесь, потолковав, решали дело с общего согласия.

Так как князья владели землями и городами по старшинству, то они долго не засиживались на одних местах. Они все сидели на своих местах спокойно, пока лета, возраст не позволяли занять землю подоходней. Но, как только кто-нибудь из князей умирал, все князья сейчас же снимались со своих мест и передвигались. Умирал князь — освобождалась земля; нужно было эту землю отдать кому-либо из князей. И вот князья съезжались и решали вместе с великим князем киевским, кому владеть выморочной землей. Тут же снова переделяли все земли: каждый получал, по старшинству, себе новую землю и уезжал в нее. Если же умирал великий князь киевский, то на его место тотчас же садился в Киеве старший из оставшихся в живых князей. Новый князь киевский созывал князей на съезд для передела земли и рассаживал их по городам, по старшинству.

Так князья, время от времени, передвигались; оставляя насиженное место, переходили на другое. Передвижка князей шла к Киеву. Каждая смерть князя изменяла старшинство князей между собой и передвигала каждого из них поближе к старшему, княжескому столу, к киевскому. И так как русской землей правил целый княжеский род, то каждый член княжеского рода имел право быть великим князем, занимать киевский стол. Для этого ему нужно было быть старшим во всем роде, когда освобождался киевский стол. Только те князья, отцы которых умирали, не посидев на киевском столе, теряли право на киевский стол. Таких князей в древней Руси называли изгоями.

Старшинство и богатство Киева среди прочих городов привлекало к нему всех князей древней Руси. Так, в Киеве, были думы всех князей, к нему тянулись их руки, с ним вместе были все их желания и стремления; посидеть хоть немного на киевском столе, попользоваться его благами было заветной мечтой каждого князя. Такое общее стремление всех князей к Киеву невольно объединяло их.

Но тот же Киев и разъединял князей, ссорил их между собой, сеял раздоры и смуту на Руси. Занимать киевский стол можно было по старшинству, точно так же, как и столы других городов. Но старшинство не всегда было выгодно. Другой, особенно если он самый младший в роде, всю жизнь свою прождет в своем углу и не увидит ни Киева, ни другого какого-либо повыгоднее города. Зачем ему старшинство? Ему лучше в обход старшинства пойти и занять себе какой-нибудь город получше.

Такие удальцы князья, забывшие старину и заветы предков, скоро появились на Руси и стали добывать себе княжеские столы, помимо старшинства, оружием.

Конечно, из-за Киева, как лучшего и самого богатого города, больше всего ссорились князья.

К тому же со временем род княжеский размножился. Князей пало так много, что трудно было, по правде, по старшинству, рассесться по княжеским столам. Счеты перепутались, пошли недовольства, ссоры, неурядицы.

Один князь пойдет, например, на другого войной, победит его и выгонит из хорошей волости; а тот, конечно, не может остаться в покое, ищет первого удобного случая, чтобы отомстить за свою обиду и добыть себе волость. Иногда даже случалось, что младший племянник, более умный и храбрый, перенимает на себя старшинство и садится княжить на место своего дяди, но этому противятся другие князья, -говорят, что дело идет не по обычаю, не по старине, что младшему нельзя дать старшинства, — и опять начинается междоусобная война. Кто одолеет в войне, тот и занимает княжество. Вследствие же этих междоусобиц, изгнаний и передвижений князей из волости в волость, счеты о том, кто старше, кто моложе, перепутываются, и от этого новые споры, новые междоусобия. В борьбу князей вмешивались и вечи больших городов и еще больше путали родовые счеты, приглашая младших князей мимо старших, или прогоняя тех князей, которые почему-либо не понравились. Так, например, Изяслав, поссорившись с киевским вечем, должен был бежать, а его место занял его брат.

Между тем от этих постоянных войн и междоусобиц князей горько доставалось русской земле и русскому народу. В одной старинной песне, которая называется «Слово о полку Игореве» (т.е. о походе князя Игоря), так говорится про тогдашнюю вражду и усобицы князей: «Тогда Русская земля сеялась и росла усобицами; в княжьих крамолах коротался век людской. Тогда по Русской земле редко раздавались крики земледельцев, но часто каркали вороны, деля между собой трупы, да разговаривали галки, собираясь лететь на добычу».

rss facebook twitter
Все права защищены | Любое использование материалов сайта возможно только при указании активной ссылки на сайт moscowia.net