Княгиня Ольга в Царьграде

На многих иностранцев зрелище это производило сильное впечатление и даже внушало страх.

Перед приемами знатных лиц зала Магнарвы накануне украшалась, как и другие дворцы и их залы, различными драгоценными предметами. Между колонн и арок развешивались роскошные ткани, золотые сосуды, короны, кресты, которые выносились из драгоценных и храмовых ризниц, чтобы богатством украшений поразить взоры иностранца. Когда царь выходил из внутренних покоев, на него надевали парадную одежду, затем он садился на золотое кресло и, обращаясь к главному заведующему дворцами, произносил: «Логофета», т.е. «позвать докладчика!». Логофет являлся и докладывал о делах государства и о делах, предстоявших на этот день. Таким же точно образом логофет доложил 9 сентября 955 года о предстоящем в этот день приеме русской княгини Ольги.

Когда Константин Багрянородный, облачившись в императорские одежды, сел на трон Соломона и когда церемониарий разместил чинов двора и государства на их места направо и налево от трона, тогда по знаку, данному золотым жезлом церемониария, завеса главного входа была отдернута, и княгиня Ольга вошла, направляясь к трону впереди своей свиты, следовавшей за ней. Предоставим слово самому описателю этого приема Константину Багрянородному.

«В месяце сентябре, в 9 день, в четвертом часу происходил прием по поводу приезда Ольги, княгини России. Княгиня вошла сама, в сопровождении родственниц своих, также княгинь, почетных дам и служанок. Она шла впереди всех женщин, которые шли за ней одна за другой по рангу, и остановилась на том месте, где логофет предлагает свои обычные вопросы. Вслед за ней вошли послы русских князей и купцы и стали позади у завесы».

Остановившись перед императором, княгиня Ольга обменялась с ним приветствиями и поздравлениями через переводчика. С обеих сторон последовали вопросы о здоровье каждого, его родни и детей. Такие приветственные речи и составляли те обычные вопросы, которые предлагались логофетом. О делах в данном случае не должно было говорить и начинать о них речь считалось неприличным.

«Когда логофет оканчивает свои обычные вопросы, — говорит описатель, — то львы начинают рычать, птицы как на седалище трона, так и на деревьях начинают гармонично петь и звери, находящиеся на троне, поднимаются на своих подножиях. В это время вносятся дары (привезенные послом), а вслед затем начинают играть органы, львы успокаиваются, птицы перестают петь и звери садятся на своих местах». Под звуки органной музыки дары, привезенные княгиней Ольгой, были осмотрены, после чего она, поклонившись императору, направилась к выходу. Ее обратное шествие сопровождалось ревом львов и пением птиц, причем снова все звери поднялись на своих местах. Когда же княгиня Ольга проследовала за завесу, то музыка и шум смолкли, а император удалился на свою половину.

Вышедши из зала Магнавры, княгиня Ольга проследовала через ряд залов и здесь села в ожидании приема у императрицы Елены, которая приняла ее в зале Юстиниана. Спустя некоторое время, княгиня Ольга была приглашена во внутренние покои императрицы. Сюда явился император и сел с царицей и царскими детьми. В этом тесном семейном кругу княгиня Ольга была принята уже запросто.

«В тот же самый день, — продолжает Константин Багрянородный, — в зале Юстиниана, в той самой, в которой княгиня Ольга была принята царицей, происходил торжественный обед. Певчие из церквей во время пира присутствовали и пели царские песни, величания и здравицы. Для увеселения пирующих давали свои представления шуты, акробаты, актеры и играли музыканты. Игры шутов и зрелища, происходившие во время обеда, были очень разнообразны. Они состояли из плясок, представлений шутов, акробатов и игры музыкантов».

Один из присутствовавших там описывает эти игры. «Вышел некий человек, неся на лбу шест вышиной в 24, а то и более шагов, безо всякой поддержки. На шесте вверху находился кубок. Приведены были два обнаженных мальчика с повязками ниже живота. Они полезли по шесту и так на нем сидели, как будто он был утвержден на земле. Затем, когда первый мальчик спустился, второй, который оставался на нижней части шеста, стал выделывать разные фигуры, чем поверг зрителей в еще большее изумление. Какое бы положение не принимали оба мальчика и на каком бы месте шеста ни находились, всегда управляли они этим шестом, а один из них, оставшийся наверху шеста так удивительно сохранял равновесие, что представив все свои фигуры и слезши на пол, привел меня в такое изумление, что оно не укрылось от самого императора».

«После десерта Ольге был предложен денежный дар в 500 миллиаресиев вместе с золотым блюдом, украшенным драгоценными камнями, на котором поднесены были деньги. Родственницы и прислужницы княгини Ольги также были одарены деньгами.

Вся свита ее получила также денежные подарки. Свита княгини Ольги была весьма многочисленна. Во время первого приема она явилась во дворец в сопровождении 180 человек, не считая людей из дружины Святослава, число которых не указано в описании».

Итак, принятая с честью при византийском дворе, княгиня Ольга возвратилась домой в Киев, везя с собой богатые дары, полученные ею в Царьграде.

Страницы: 1 2

rss facebook twitter
Все права защищены | Любое использование материалов сайта возможно только при указании активной ссылки на сайт moscowia.net