Древнейшие обитатели Российской равнины (Скифы)

Загробную жизнь скифы представляли себе только продолжением настоящей. Потому им думалось, что царю их зазорно будет и для него самого и для его подданных предстать на тот свет без царской обстановки, которая его окружала при жизни. Чтобы этого не случилось, в царскую могилу опускали всю утварь, которой царь дорожил при жизни: дорогую посуду, любимое оружие, лучшее платье и т.д. Но при жизни у него были любимые кони, были близкие слуги, были жены — и вот на могиле убивают прежде всего любимых коней и также опускают в могилу, а за конями и людей, ближе других стоявших к покойнику: его любимая жена, его конюший, спальник, стольник, чашник (виночерпий) и главный вестоносец (адъютант) также волей-неволей должны следовать за ним в ту же могилу, и их трупы располагаются вокруг царского, в отдельных пещерках (как бы особых комнатах по бокам главной, как мы после увидим). Затем каждый из многих, вероятно, тысяч присутствующих бросал в могилу несколько горстей земли, и таким образом насыпался громадный могильный холм или курган (иногда сажен в десять отвесной высоты и более ста пятидесяти сажен в окружности). Но еще не все кончалось этим: ровно через год после погребения на могиле справлялась тризна, т.е. поминки по усопшем. Эти поминки ознаменовывались новыми кровавыми жертвами. К царю на тот свет следовало, по понятиям скифов, отправить вестников, которые бы донесли ему, что бывшие подданные не забыли его, что они верно чтут и правят его память. Для этого опять убивали пятьдесят отборных коней и при помощи деревянных подставок ставили их на ноги, так что они могли казаться живыми; потом убивали пятьдесят отборных же юношей (из природных скифов), в их трупах продевали деревянные колья вдоль спинного хребта, чтобы и они тоже держались прямо, как живые всадники, и в таком виде рассаживали их на мертвых коней. Эта мертвая конница размещалась в ряд около кургана, и только затем уже все похоронные обряды могли считаться оконченными.

Этот рассказ Геродота доставляет нам, между прочим, новый случай убедиться в том, какие важные услуги истории оказывает археология. Курганы эти уцелели и до сих пор: они рассеяны почти по всему пространству степной России, но особенно много их в Днепропетровской области по обе стороны Днепровских порогов. Здесь-то некогда находилась и Геродотова «страна царских могил». На вершинах многих из этих курганов и теперь еще стоят довольно грубые каменные истуканы (иногда более трех аршин в вышину). Они изображают частью мужчин, частью женщин. Может быть, это — изображения погребенных здесь скифских царей и цариц. Народ зовет эти истуканы каменными бабами и в некоторых местностях оказывает им даже суеверное уважение. Давно уже догадывались, что эти курганы, должно быть, скифские царские могилы Геродота; наконец, некоторые из них были раскопаны археологами. Особенно интересна и наиболее известна раскопка так называемого Чертомлыцкого (от протекающей неподалеку речки Чертомлык) кургана в Екатеринославской губернии, произведенная и описанная известным ученым И.Е. Забелиным.

При раскопке могилы в верхних слоях земли оказались остатки перержавевших конских удил, уздечных украшений, затем много лошадиных костей и битых глиняных черепков — вероятно, остатки той тризны, за которой скифы, поминая своего царя, угощались кониной и пили вино или свой кумыс. Оказалось, что до самой гробницы докопаться было не легко. Скифы рыли могильную яму очень глубоко, иногда даже на три сажени и более. К сожалению, когда дорылись, наконец, до главной гробницы, она оказалась расхищенной неизвестными людьми.

По сторонам царской гробницы оказались боковые подземелья и в них семь человеческих остовов. Из них один был женский, украшенный золотым венчиком на черепе, с богатым, золотым обручем на шее, золотыми перстнями на всех пальцах, золотыми браслетами и серьгами: очевидно, это были кости царицы. Из других скелетов один найден лежащим у входа одной из боковых пещер, в которой еще сохранились следы одежды и головных уборов с золотыми украшениями и даже следы железных крючьев, вбитых в стенки пещеры (на которых когда-то висели одежды, теперь, разумеется, представлявшие комки совсем перетлевшей ткани). Очевидно, в этой пещере был положен царский спальник, как бы для того, чтобы и по смерти сторожил вверенные ему при жизни одежды своего господина. При остальных остовах были найдены также соответствующие украшения и разное оружие. Другая пещера заключала в себе остовы одиннадцати коней с золотым и серебряным уздечным набором. Таким образом, несмотря на расхищение главной гробницы, в общем раскопка доставила очень много археологического материала, т.е. вещей, которые дают понятие о быте скифов, их богатстве, костюме, украшениях и т.д. Некоторые из этих вещей очень изящной работы; конечно, скифы получали их от черноморских греков, у которых выменивали их на рабов, звериные шкуры и т.п. Эта раскопка оказала важную услугу истории. Прежде всего, она во всем главном и существенном подтвердила достоверность и добросовестность “отца истории,, Геродота. Во-вторых, она дала возможность пополнить его описание некоторыми неизвестными ему подробностями относительно вещей, которые употребляли скифы и т.д. (Особенно любопытна найденная в Чертомлыцком кургане так называемая Никопольская ваза (она греческой изящной работы), потому что на ней изображены сами скифы.) В-третьих, раскопка дала возможность с точностью определить местность, в которой жили царские скифы.

Страницы: 1 2

rss facebook twitter
Все права защищены | Любое использование материалов сайта возможно только при указании активной ссылки на сайт moscowia.net