Все понятно? Колян, весь трепеща от ненависти и предвкушения мести, бесшумно приоткрыл дверь и проскользнул в спальню. Колян не мог знать о разговоре, который состоялся у варяга с чижевским после разборки на 3-й радиаторской. Мягко, по-кошачьи ступая, из спальни он выскользнул в коридор и вдоль стены на цыпочках добрался до угла, за которым была расположена гостиная...


Бывший чекист знал, что делал после нескольких его посещений все тело коляна превратилось в один сплошной кровоподтек, отбивную, готовую к употреблению. Эта маленькая стальная проволочка теперь была его надеждой и спасением. Владислав геннадьевич,  охотно отозвался чижевский и, кивнув на коляна, спросил а с этим что делать? Может, в расход?  нет...


Колян плавно приблизился к спящему, перехватил поудобнее свое оружие и примерился для удара. У него ж на всех кремлевских обитателей по толстенной папке оперативных разработок не зря же наши люди из спецслужбы и из ментов ему подбрасывали материал. Ясно было одно, что игра велась по-крупному, и это внушало аудитории уважение и даже трепет...


А колян с яростным злобным рычанием схватил стаса за руку и мощным рывком вырвал его из кресла. Мы привели его на хату, собирались грохнуть, а он вытащил гранату ф-1, и пришлось его отпустить. Лишь в последний момент он протестующее дернул головой, и острие самодельного копья распороло ему щеку. Колян продолжал что-то бормотать, словно страстно желая поделиться самым сокровенным...


Наивные зрители, простые российские граждане, не видя истинных постановщиков великолепного и страшного спектакля, то впадали в дикий восторг и эйфорию, сопровождая актерскую игру бурными, переходящими в овации аплодисментами, а то вдруг обливались горькими слезами от разыгравшейся на необъятных театральных подмостках вакханалии и беспредела...