Мода эпохи романтизма

Мода эпохи романтизма

Большое влияние на характер моды в эпоху романтизма оказали современная литература и современный театр. Проводником романтизма сделался журнал «Московский телеграф», издававшийся Н. А. Полевым в 1825—1834 гг. Пропагандируя новое литературно-художественное направление, журнал связывал его с идеями французской революции. Здесь печатались новые произведения французских романтиков — Гюго, Жорж Санд, теоретические статьи французских и русских авторов. Сам Полевой восторженно писал о творениях Пушкина, об игре Мочалова и Каратыгина, о некоторых произведениях Гоголя.

Знакомство с европейской литературой, близкое общение с творениями Жуковского, Лермонтова, Пушкина давало возможность читателю представить идеал романтических героинь.

В женщине ценилась хрупкость, тонкость, мечтательность. Здесь невольно вспоминается портрет гр. Ростопчиной кисти О. Кипренского, который современники пытались отождествлять с Пушкинской Татьяной:

«Дика, печальна, молчалива,

Как лань лесная, боязлива…»

«Задумчивость, ее подруга…»

«Одна с опасной книгой бродит,

Она в ней ищет и находит

Свой тайный жар, свои мечты,

Плоды сердечной полноты».

Русский костюм должен был приблизиться к внешнему облику новой героини, и вот платье, завезенное из Парижа, с рукавами фонариком, дополненное легкой прозрачной косынкой, как в портрете Ростопчиной, освобождается от многих украшений — аппликаций, вышивки, чтобы стать в России «Татьянкой». Название неофициальное, интимное, но вызывающее определенные ассоциации.

Театр в это время завоевывал признание всего просвещенного общества России. Репертуар русского театра был обширен — начиная с трагедий Шекспира и Шиллера, комедий Мольера и Бомарше, кончая многочисленными пьесами модного в то время Э. Скриба. Особое место занимала русская драматургия — пьесы Лермонтова, Пушкина, Грибоедова, Гоголя, водевили Аничкова, Шаховского и др.

Театральная публика была разношерстной. Одни жаждали просвещения, другие смотрели на театр как на развлечение, на возможность увидеть модные туалеты, известных особ из «общества», прославленных поэтов, художников и пр. И тем не. менее пьесы, шедшие на сцене, своим содержанием, своими идеями, наконец, новым принципом оформления, характерными костюмами формировали взгляды, вкусы своих современников. Борясь с рутиной классицизма, декораторы того времени пытались добиться предельного правдоподобия оформления реалистического образного решения костюмов в спектакле. Известно, что для «Ревизора» в Александрийском театре были сделаны специальные декорации и костюмы, что было редкостью, исключением из правил. Отдельные актеры русского театра с большим вниманием и интересом обращались к созданию своих костюмов. Так, актер В. Г. Степанов специально сшил костюм для Фридриха Великого, сделал характерный парик для Тугоуховского из «Горя от ума». Об этом заботились такие известные актеры, как Сосницкий, Щепкин, Каратыгин.

Роль театрального костюма становилась настолько заметной, что иногда костюм, родившись на сцене, спускался с подмостков с тем, чтобы сделаться модной одеждой современников. Так, например, было с костюмом французской актрисы м-ль Марс из спектакля «Юность Генриха IV»: он был скопирован в салонах Парижа и распространился повсеместно под названием «а ля бетти»; костюм Рашель, игравшей Роксану (в пьесе «Баязет» Расина, ввел в моду восточный тюрбан и восточную вышивку на платьях.

Заметно повлияла на понятие идеала женской красоты знаменитая балерина Тальони, создавшая новый пластический язык танца, где каждый жест, каждое движение выражали душевный порыв, внутренние переживания танцовщицы. Свой костюм Тальони сделала средством раскрытия образа. Она впервые появилась в легком полупрозрачном белом платье до середины икры, с гладкой прической, с веночком простых цветов на голове. Но она казалась такой поэтичной в этой простоте, что многие молодые женщины захотели походить на нее.

Все модные новшества сразу же освещались французскими журналами. Русские журналы, в частности «Московский телеграф», давали широкий обзор моды, воспроизводили французские «модные картинки», печатали статьи о правилах хорошего тона и причилия, литературные повести, очерки, из которых мы узнаем интересующие нас детали о костюме и манере поведения того времени. Так, например, подробно описан сложный ритуал сборов перед балом, которому в то время придавали немалое значение. Вот отрывок из этого журнала: «Лизаньку намазали различными веществами, взятыми в косметической лавке, — помада, духи, притиранья, румяна — и перед балом уложили спать. Но вскоре известили приход парикмахера… Ее посадили перед зеркалом, окружили полдюжиной девок, осветили свечами. Искусная гребенка пробежала по собственным ее волосам! К ним присовокупили две косы и восемнадцать буколь, насадили кустарник цветов, вплели бусов и шнурков… Сам Франк примерял выразительный корсет, лишнее ушил и урезал; две смены самых здоровых горничных затянули двойные шнурки, — Лизанька худела в одном месте, чтобы в другом сделаться роскошней. Наконец, принесли пару белых атласных башмачков от госпожи Рисс и чудесное произведение модного искусства — прозрачное флеровое платье от мадам Мегрен…»

Вы можете оставить комментарий, или ссылку на Ваш сайт.

Оставить комментарий

Вы должны быть авторизованы, чтобы разместить комментарий.

rss facebook twitter
Все права защищены | Любое использование материалов сайта возможно только при указании активной ссылки на сайт moscowia.net