Международное положение Руси в конце XIV века

Русь в конце XIV века

В 1390-е годы в качестве активных помощников великого князя выступают князья Владимир Андреевич Серпуховской и Юрий Дмитриевич Звенигородский. В 1393 году они осуществляют поход на Новгород (Витовт претендовал и на него и имел сторонников), а в 1395 и 1398 — на болгар. Юрий Дмитриевич в 1400 году женился на дочери смоленского князя Юрия Святославича, прямого противника Витовта, и этим занял открытую позицию конфронтации с литовским окружением Софьи, что в последующем определило его политические установки.

В 1395 году огромное войско Темир-Аксака (Тамерлана, Тимура) устремилось к Москве. Верный своей тактике укрепления авторитета церкви, Киприан является инициатором перенесения образа Богоматери Владимирской — древней святыни киевских и владимирских князей в Москву. Икона была торжественно встречена за городом, «на поле». По совпадению обстоятельств — ввиду неприятностей в Орде — Темир-Аксак повернул назад, что было воспринято как чудо от иконы. В честь этого был учрежден праздник Сретения иконы Богоматери Владимирской (см. Приложение 1,4).

Между тем международное положение Руси упрочивается. Несмотря на то что Русь по-прежнему испытывала всю тяжесть монголо-татарского ига, она находила возможным помогать и Византийской империи, что говорило о налаженной экономической и хозяйственной деятельности. Византия и Балканы испытывали все более мощные удары со стороны Османской империи, и в трудные времена Константинополь обращался в Москву. В 1347 и 1354 годах была послана крупная сумма под предлогом необходимости ремонта святыни православного мира Софии Константинопольской. Значительные средства переходили в патриаршую казну через ставленников на митрополию всея Руси.

В Царьграде внимательно наблюдали за событиями и общей обстановкой на Руси. Русь никогда не признавала принципа Византийской империи, согласно которому признание верховной власти Царьграда в делах церкви подразумевает и признание светской зависимости от императора. Патриарх Константинопольский упрекал в этом великого князя Василия Дмитриевича в письме. Письмо заканчивалось просьбой о помощи: «И что кто принесет жертву в помощь нам, тот обретет у Бога большую награду, нежели воздвигнувший храм и монастырь или оказавший им пособие». В 1398 году снова была послана крупная сумма в Константинополь, хотя русские князья, безусловно, не разделяли мнение патриарха. На Руси понимали политическое значение взаимных контактов с Византией, в то же время, как замечает М. Н. Тихомиров, «связи с далеким Константинополем помогали русской культуре окрепнуть в тяжелые годы, создать свое высокое мастерство. Так, рядом с Феофаном Гречиным появляется русский Андрей Рублев».

В помощи патриарха нуждалась и церковь в борьбе с повсеместно возникавшими еретическими движениями, в том числе и в среде иерархов: ростовский епископ Маркиан возглавил антитринитарное движение, тверской епископ Евфимий Вислень выступил с резкой критикой церкви. Разрасталось и стригольничество, в основном в посадской среде Пскова и Новгорода.

Вы можете оставить комментарий, или ссылку на Ваш сайт.

Оставить комментарий

Вы должны быть авторизованы, чтобы разместить комментарий.

rss facebook twitter
Все права защищены | Любое использование материалов сайта возможно только при указании активной ссылки на сайт moscowia.net