Колян, казалось, не видел варяга и не слышал его слов. Переведя дух, радченко засунул картину под колени, аккуратно нажал на стекло, одновременно перевернувшись на скрипучем диване и закашлявшись. Валить его я разрешил только в крайнем случае. Радченко жалобно заскулил и начал перечислять адреса снятых им в столице квартир. А стас тебя из принципа не поведет после отбоя у него с этим делом строго режим превыше всего...


Я так думаю, что мы трое будем покруче, чем вся наша госдума, кремль и губернаторы, вместе взятые! Это им только кажется, что в их руках власть а на деле сам посуди  а на деле и нам сейчас куда сложнее стало,  покачал головой витя, наливая себе еще одну рюмку. Колян рассвирепел колян всадил очередную пулю в печень жертвы. По звуку он определил, где находится телевизор и где должен сидеть перед телевизором стас...


Пришлось вколоть ему лошадиную дозу вот этого самого препарата только тогда он рассказал лекарям, что вокруг него живут черти и запрещают ему есть и разговаривать. И похороню, если еще раз замечу в москве. Порой они сами до конца не осознавали силу своего воздействия на огромную зрительскую аудиторию, называемую россия. Наивные зрители, простые российские граждане, не видя истинных постановщиков великолепного и страшного спектакля, то впадали в дикий восторг и эйфорию, сопровождая актерскую игру бурными, переходящими в овации аплодисментами, а то вдруг обливались горькими слезами от разыгравшейся на необъятных театральных подмостках вакханалии и беспредела...


От боли и от смертельного страха охранник, видимо, утратил способность соображать и только закрывался изувеченными руками, позабыв о пистолете в подмышечной кобуре. Медленно спустил ноги на паркет, мягко соскользнул с дивана, присел на корточки и прислушался. Хрен-то! Те, кому не дали, сильно обиделись и стали готовиться к войне за передел собственности...


А если бы этих ваших горе-киллеров взяли по горячим следам?  а где ваши хваленые грушники?  После паузы спросил варяг. Но сейчас в этом имелись и свои преимущества колян прекрасно слышал все звуки в квартире, и к его комнате никто из охранников не мог подойти внезапно. Однако на сей раз чижевский вместо обычной обработки дубинкой приказал пленнику лечь на диван, закатал ему рукав, перевязал бицепс резиновым шлангом, взял шприц и уверенно ввел иглу во вздувшуюся вену...